June 3rd, 2005

agsf

ОСНОВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ НАСИЛЬСТВЕННОЙ СЕКСУАЛЬНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

agsf

Иврит запрещали изучать, говорите?

http://russcience.chat.ru/material/dela/slavist.htm

ДЕЛО «РОССИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПАРТИИ» («ДЕЛО СЛАВИСТОВ») (1933-34).

Дело «Российской национальной партии» (РНП) возникло осенью 1933 года. Лиц, проходящих по нему, можно подразделить на пять групп.

Первыми по обвинению в причастности к «организации украинских националистов были арестованы Ф.В.Ховайко и В.Г.Шийко. Эти лица никаким образом не были связаны с остальными обвиняемыми.

Вторая группа — ленинградские и московские искусствоведы и этнографы (заведующий украинским отделением Русского музея Б.Г.Крыжановский, его коллеги Н.П.Сычев и В.В.Дроздовский, известный реставратор и архитектор П.Д.Барановский, этнограф-украинист Н.И.Лебедева).

Далее идет группа московских интеллигентов разных профессий, интересовавшихся русской архитектурой (участники «кружка Г.А.Тюрка»), и группа лиц, далеких от славистики (геолог В.М.Чернов и др.).

И, наконец, самая многочисленная группа московских славистов (члены-корреспонденты АН СССР Н.Н.Дурново, Г.А.Ильинский, А.М.Селищев, сын Н.Н.Дурново — А.Н.Дурново и его невеста — В.В.Трубецкая, отец В.В.Трубецкой — В.С.Трубецкой, профессора В.В.Виноградов, К.В.Квитка, П.А.Расторгуев, Н.Л.Туницкий, И.Г.Голанов, В.Ф.Ржига и др.).

Параллельно с «московским» делом в сентябре 1933 года заведено «Ленинградское дело РНП», по которому арестовано 37 человек, в основном этнографов и искусствоведов, а также ученых-негуманитариев: химиков и геологов. К числу филологов-славистов и русистов можно отнести лишь пятерых. Это ученый секретарь Института славяноведения АН СССР В.Н.Кораблев, специалист по украинской литературе К.А.Копержинский, сотрудники библиотеки АН С.А.Щеглова и А.Б.Никольская, литературовед Р.Ф.Куллэ. Наибольшее число пострадавших по «ленинградскому» делу пришлось на два крупнейших музея страны: Русский музей и Эрмитаж. С художественным отделом Русского музея были связаны два крупных искусствоведа: П.И.Нерадовский и Ф.И.Шмит. Среди других работников художественного и этнографического отделов Русского музея подверглись аресту Л.А.Дурново (создательница школы советских копиистов произведений древней живописи), Н.В.Малицкий (крупнейший специалист в области византийского и русского искусства), А.А.Миллер (видный кавказовед) и др.

Арестованные по «ленинградскому делу» обвинялись, в частности, в том, что «вели широкую нац. фашистскую пропаганду панславистского характера, широко используя в этих целях легальные возможности научной и музейной работы», создавали и сохраняли экспозиции залов, посвященных русскому искусству дореволюционного периода, которые «тенденциозно подчеркивали мощь и красоту ста­рого дореволюционного строя и величайшие достижения искусства этого строя».

По «ленинградскому» делу также проходят ученые химики и геологи (Г.А.Разуваев, И.А.Андреевский, М.Г.Валяшко, Б.Л.Личков). И.А.Андреевский и М.Г.Валяшко входили в ближайшее окружение крупнейшего химика-не-органика академика Н.С.Курнакова, а Б.Л.Личков был тесно связан с академиком В.И.Вернадским, работал вместе с ним в Комиссии по изучению производительных сил страны (частью которого был Сапропелевый комитет). Н.С.Курнаков и В.И.Вернадский фигурируют в деле в качестве руководителей РНП, но арестованы они не были.

К концу марта 1934 года следствие было закончено. В обвинительном заключении указывалось, что контрреволюционная национал-фашистская организация РНП ставила целью свержение советской власти и установление в стране фашистской диктатуры. Она была создана по прямым указаниям «заграничного русского фашистского центра», возглавляемого князем Н.С.Трубецким (выдающийся лингвист и философ, теоретик евразийства), Р.О.Якобсоном (филолог, лингвист, литературовед), П.Г.Богатыревым (этнограф, фольклорист) и другими.

Далее в обвинительном заключении перечислены члены политического центра, стоявшего во главе РНП: академики Н.С.Державин, М.С.Грушевский, В.И.Вернадский, Н.С.Курнаков, В.Н.Перетц, М.Н.Сперанский, член-корреспондент АН Н.Н.Дурново, профессор Г.А.Ильинский, один из руководителей Института славяноведения В.Н.Кораблев.

Отмечалось, что «в основу программных установок организации были положены идеи, выдвинутые лидером фашистского движения за границей — князем Н.С.Трубецким. Сущность их сводилась к следующему: 1) Примат нации над классом. Свержение диктатуры пролетариата и установление национального правительства. 2) Истинный национализм, а отсюда борьба за сохранение самобытной культуры, нравов, быта и исторических традиций русского народа. 3) Сохранение религии как силы, способствующей подъему русского национального духа. 4) Превосходство «славянской расы», а отсюда — пропаганда исключительного исторического будущего славян как единого народа».

В обвинительное заключение также внесены такие пункты, как вредительство (срыв разработки сапропелевой проблемы и др.) и террор (в частности, обвинение в «попытке покушения на Молотова, основанное на том, что последний в начале 1933 года посетил электрозавод, на котором работал один из арестованных — В.Э.Розенмейер).

Из «московского» дела в отдельное производство были выделены для дополнительного расследования материалы в отношении 36 человек (В.И.Вернадского, Н.С.Курнакова, Н.С.Державина, М.С.Грушевского, М.Н.Сперанского, В.Н.Перетца, Н.В.Малицкого, книгоиздателя М.В.Сабашникова, лингвиста Е.Б.Курило, литературоведов Д.П.Святополк-Мирского, Н.К.Гудзия, реставратора В.А.Мамуровского, искусствоведа А.И.Некрасова и др.); из «ленинградского» — в отношении 19-ти (академиков Н.Д.Зелинского, В.Н.Ипатьева и Б.М.Ляпунова, крупных ученых-химиков А.И.Горбова, А.П.Виноградова, В.Г.Хлопина, А.Д.Петрова и др.).

«Московское» дело РНП было заслушано на заседании коллегии ОГПУ (29 марта 1934 года) и на особом совещании при коллегии ОГПУ (2 апреля 1934 года). Приговор вынесен в отношении 32 человек.

А.А.Устинов, Г.А.Тюрк, В.Э.Розенмейер, А.В.Григорьев по обвинению в терроре были приговорены к расстрелу с заменой заключением в ИТЛ сроком на 10 лет. К девяти годам лагерей были приговорены Н.Н.Дурново, Г.А.Ильинский, В.В.Дроздовский, Б.Г.Крыжановский и А.А.Синцов; к восьми годам — Н.П.Сычев; к пяти — А.М.Селищев, В.Ф.Ржига, А.Д.Седельников, А.Н.Дурново, П.А.Расторгуев, А.И.Павлович, В.Н.Сидоров, И.Г.Голанов, А.Н.Вознесенский, Н.И.Кравцов, В.М.Чернов, В.С.Трубецкой; к трем годам лагерей — Н.И.Аргасов, П.Д.Барановский, К.В.Квитка, Ф.В.Ховайко. Остальные приговорены к высылке.

29 марта и 2 апреля 1934 года соответственно коллегией и особым совещанием при коллегии НКВД были вынесены постановления по «ленинградскому» делу. Осуждено 35 человек.

Десять лет лагерей получили А.А.Автономов, Б.Л.Лич-ков, Г.А.Разуваев, И.А.Андреевский, Р.Р.Фасмер, Э.И.Линдрос, Р.Ф.Куллэ. То же наказание было заменено ссылкой в Казахстан на 10 лет В.Н.Кораблеву. К трем годам лагерей приговорены Г.А.Бонч-Осмоловский, М.А.Фриде, А.И.Зарембовский, А.М.Колаковская, Н.В.Исаченко, П.И.Нерадовский, Е.К.Мроз, К.А.Копержинский, А.С.Бежкович. Остальные — к 3 годам ссылки.

После вынесения приговоров по делу РНП, в ночь с 11 на 12 апреля были арестованы академики М.С.Сперанский и В.Н.Перетц. 16 июня они были приговорены особым совещанием при коллегии ОГПУ к трем годам ссылки. В отношении М.С.Сперанского 17 октября 1934 года особое совещание постановило приговор считать условным. Очевидно, сыграло свою роль обращение брата М.С.Сперанского — главного кремлевского врача-педиатра Г.Н.Сперанского — к И.В.Сталину.

В 1937—38 гг. многие из осужденных по делу РНП были вновь репрессированы и приговорены к расстрелу. В их числе Н.Н. и А.Н.Дурново, А.А.Синцов, В.Э.Розенмейер, Г.А.Тюрк, В.С.Трубецкой, В.В.Трубецкая, Б.Г.Крыжановский, А.А.Устинов, Г.А.Ильинский, В.В.Дроздовский, Ф.И.Шмит, Р.Ф.Куллэ, А.А.Автономов. Вторично арестованы Н.В.Малицкий, П.И.Нерадовский и А.Б.Никольская. Н.В.Малицкий умер в Каргопольском лагере в 1938 году.

В 1956 году пересмотрено «ленинградское» дело, а в 1964 — «московское». Все проходящие по делу реабилитированы.
__________________
PS Понял, что мне напомнил плач по запрету иврита: это как Савельич во время пугачевского восстания ныл про заячий тулупчик...
agsf

Каррент Мюзак

Купил All Things Must Pass, которые не слушал лет 20, наслаждаюсь. Все слышали, наверное, My Sweet Lord, но мало кто помнит, что на альбоме есть 2 версии этой песни, причем 2я записана настолько гнусно, что кажется, будто кто-то Харрисона пародирует по пьянке. А Beware of Darkness несравнимо лучше в исполнении Concrete Blonde (хотя, у меня к голосу Джоннет Наполитано слабость, каюсь). Моя любимая часть, это начиная от The Art of Dying и дальше.

Жаль, в общем, что Жора после этого альбома ничего толком не урезал.