May 20th, 2006

agsf

Все Придумано До Нас: Аноми

agsf

Проф. МакКи Об Аномии В России

Мой интерес к явлению аноми возник в связи с серией исследовательских работ проф. Мартина МакКи о проблемах здоровья и здравоохранения в пост-перестроечной России, завершенных недавним кратким обзором (McKee M & Leon DA (2005) Social Transition and Substance Abuse. Addiction 100, 1205-1209). После введения и упоминания анти-алкагольной кампании Горбачева:
Между 1985 и 1986 г., ожидаемая продолжительность (ОПЖ) жизни для мужчин увеличилась на целых два года, что было замечательно. Наше исследование причин смертности показало, что эти перемены не были артефактом, но были связаны с целым рядом алкоголь-зависимых причин смерти, такими, как травмы, суицид и пневмония. Удивительно так же, что снизилась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний; позже мы установили, что значительная доля смертей от сердечно-сосудистых заболеваний, особенно у молодежи, может быть объяснена эпизодическими перепоями. Мы смогли доказать, что это не имеет отношения к случаям алкогольного отравления. Мы смогли также идентифицировать физиологические механизмы, благодаря которым эпизодическое перепитие столь опасно, в то время как умеренное, без эпизодических излишков, употребление, наоборот, кардиозащитно.
Улучшение ОПЖ было, однако, краткосрочным...После распада СССР ОПЖ резко упала, снова в первую очередь для мужчин, и в большинстве стран [бывшего СССР] после кратковременного улучшения 1994 г снова наступил спад после дефолта 1998 г. Причины смертности, за счет которых произошло сокращение ОПЖ были те же, за счет которых было улучшение в 1985 г...
Далее, авторы задают вопрос:
От пост-советских перемен, подобно индустриализации Запада в XIX в, кто-то выйграл, а кто-то проиграл. В бывшем СССР небольшая группа олигархов стала в мгновение ока невообразимо богатой, захватив контроль над бывшими государственным достоянием. По мере роста неравенства в ходе этих молниеносных перемен, какой же группе населения пришлось тяжелее других, и какую роль сыграли в этом алкоголь и наркотики?
А вот их ответ:
В период наиболее быстрого снижения ОПЖ, т е в начале 90х, нам было очевидно, что это снижение неравномерно по регионам. Наиболее очевидно, в районах Поволжья и Кавказа с высокой долей мусульман снижение ОПЖ не было столь значительным. Однако, наибольшим фактором снижения ОПЖ была скорость экономических перемен, которую оценивали по росту/потере рабочих мест на крупных и средних предприятиях. Разница в уровне смертности между регионами объяснялась почти исключительно алкоголь-зависимой смертностью и приходилась на мужчин возрастой группы 20-50 лет. Когда мы взялись за индивидуальные характеристики тех, кто умирал, оказалось, что хуже всего пришлось мужчинам с более низким уровнем образования и с меньшей социальной поддержкой, прежде всего--холостым...
Далее, авторы пишут про наркотики, и подводят итог:
Алкоголизм и наркотики играют, таким образом, ключевую роль в кризисе здоровья в бывшем СССР, который, вместе с субсахарной Африкой являются единственными регионами в мире, где ОПЖ продолжает снижаться. Но понимание роли, которую играют в этом алкоголь и героин, это лишь 1й шаг; необходимо понять, почему столь многие ищут спасения в том, что их рано или поздно убьет. Поэтому, полезно вспомнить об анализе Дюркхеймом индустриализации в Европе. В обоих случаях, мы можем идентифицировать, какую роль играет... аномия, подвергая наибольшей опасности тех, кто подвержен наиболее быстрым переменам, но не имеет ни образования, ни социальной поддержки, чтобы их выдержать.
Наконец, следует глава "Будущее," которую я не буду пересказывать, и краткие выводы:
...глубокие социальные катаклизмы часто связаны с алкоголизмом и наркоманией, которые отрицательно сказываются на здоровье, что, в свою очередь может усугублять социальный кризис переходного периода. Политикам предстоит вырваться из этой заколдованной спирали, находя пути к тому, чтобы их народы видели свет в конце тоннеля и были защищены, пока не смогут идти к нему самостоятельно. Однако, для этого может потребоваться изменить коренным образом отношения между властью и подвластными.
Итак, парадокс, выраженный словами "Умом Россию не понять!" на самом деле отражает лишь невозможность понять ее изнутри; трезвый, академический и беспристрастный заграничный ум вполне Россию понимает. Никто не написал таких замечательных книг о ВОВ как американец, полковник в отставке Дэвид Гланц, и никто не исследует ее здоровье столь настойчиво сейчас, как профессор Европейского Публичного Здоровья Мартин МакКи.

А вот на обильно цитированную здесь статью реагирует в этом же журнале Александр Немцов из Московского Института Психиатрии (Nemtsov AV (2006) Russia, Substance Misuse and Social Transition. Addiction 101, 898-900). Немцов долго перечисляет многочисленные ужасы совка и возражает МакКи в том, что пьянство в СССР развилось после ВОВ и, следовательно, тотальный алкоголизм 90х был лишь продолжением этого спивания, ненадого прерванного в 1985-6 г. Непонятно совршенно лишь почему с гибелью совка пьянство в России не прекратилось мгновенно, как по волшебству. Немцов возражает далее, что аномия в России растет, ссылаясь на опрос 2005 г, что на вопрос, "Какое чувство вы испытываете к своей стране?" 40% русских ответили "стыд," а рейтинг президента упал с 43% (2002) до 25% (2005); но при этом потребление алкоголя снижается с 2003 года. Что свидетельствует о том, что Немцов не понимает ни работу МакКи, ни процессов, происходящих сейчас в России. Улучшение уровня жизни, связанное в 1ю очередь с ростом цен на нефть, стабилизировало общество, и аномия отступила; а рейтинг Путина свидетельствует лишь о понимании русскими того, что его лично роль в этом улучшении невелика. В общем, фтоппку.