July 2nd, 2009

agsf

Полусвобода Информации

Протоколы интервью--20 формальных допросов и 5 "неформальных разговоров" в 2004м--были получены на основании Акта о Свободе Информации Архивом Национальной Безопасности, независимым неправительственным исследовательским институтом, и помещены вчера на их вебсайте. Подробные записи интервью публикуются с некоторыми делециями, а последнее интервью от 1 мая 2004 г полностью отредактировано.

Томас С. Блантон, директор архива, сказал, что он не может себе представить, из каких соображений национальной безопасности разговоры Хуссейна с ФБР держат в секрете. Пол Брессон, споксмен ФБР, сказал, что он не может объяснить, почему интервью были отредактированны
Зато на их вебсайте можно найти, что отредактировано:
Отсутствует информация по наиболее интересным вопросам для изучающих сложные отношения Ирака и США--роль, которую якобы сыграло ЦРУ в приходе баатистской партии к власти, трудное союзничество Ирака и США во время Ирако-Иранской войны, и точная природа взглядов США на иракское химическое оружие во время конфликта, с учетом их несомненного знания о его использовании против курдов и иранцев.
Интервью номер 20, это канешн песня просто, наслаждайтесь:

http://www.gwu.edu/~nsarchiv/NSAEBB/NSAEBB279/21.pdf
agsf

Миражи "Интеллигенции"

В самом деле, эта книга - беспрецедентное "покушение на миражи" интеллигенции, на (пост)перестроечную трактовку сталинизма, - историю-то учили по "Детям Арбата", фиг ли. Филиппов говорит простую вещь: нет, репрессии не были вызваны паранойей Сталина, они не были иррациональны, - они были по-своему прагматичны. Мы не оправдываем, но мы пытаемся объяснить. (Для сколько-нибудь мыслящего человека "прагматично" не есть "нравственно", но где ж набрать столько мыслящих). Да, террор был поставлен на службу индустриального развития - и с этим невозможно спорить, гулаг был прежде всего экономическим предприятием (с рабовладельческим ресурсом). Да, террор был среди прочего и инструментом трудовой дисциплины - стопроцентно. Да, было так, а не иначе. Филипповский "ревизионизм" не оправдывает Сталина, он делает вещь гораздо более ужасную: трагически усложняет картину мира, вносит сумятицу в удобные, как домашние тапки, исторические воззрения среднего интеллигента, создает невыносимый когнитивный дискомфорт.
Ой, сколько восторгов. Я все никак не пойму, кого эти люди называют "интеллигенцией"? Если меня (я, как это общеизвестно, интеллигент), то я о терроре узнал не из каких-то там "Детей Арбата," а из посмертных справок о реабилитации, которые впервые увидел в 7-летнем возрасте. И давно пришел к тому же выводу что и этот Филиппов, о существовании учебника которого я не подозревал. И никакого "невыносимого когнитивного диссонанса" это у меня не вызвало.

Воображение нарисовало страшную картину: где-то на московской кухне evva2, krylov и pioneer_lj перемалывают кости интеллигенции. Хотя счас все модернизированно, аськи там всякие, СМСки...
agsf

Язык Bewegungskrieg

Из Роберта Ситино:
Многие годы немецкая военная доктрина делала упор на короткие, емкие приказы, оставлявшие подчиненным определенную свободу выбора, как приказ исполнить. Скорость механизированной войны требовала от командиров изобретения нового языка, что-то вроде "краткого панцерного." Недавние исследования операций 7й Танковой дивизии Роммеля во французской кампании нашли свидетельства этого в немецком радиотраффике. Просто назвать эти радиограммы "краткими" было бы их недооценкой. Так, соседняя 5я Танковая радировала Роммелю 13 мая в 1940 "Атакуем в 0430". В 0550 Роммель запросил обстановку у мотопехотного полка (7й ПП) своей дивизии: "Wie Lage?" ("Кагдила?") и получил в ответ "0600 7 ПП форсировал Маас." Когда Роммель 14го потребовал преследовать французов, его приказ был "Роммель 1930 преследовать всеми силами"; а когда ему потребовались саперы для ремонта мостов близ Арраса, его мессидж был "Роммель: саперов вперед." Это был новый язык мобильной войны--краткий, точный, оставлявший лишь главное.