November 6th, 2010

agsf

Черчилль о Демократии II

Во Введении ко "Второй Мировой Войне" попадается весьма занятный текст:
К тому же закончившаяся [Первая мировая] война была войной народов, а не правительств. Жизненная энергия величайших наций вся без остатка излилась в гневе и кровавой бойне. Военных руководителей, собравшихся в Париже, вынесла туда на своем гребне самая мощная и самая яростная волна, когда-либо вздымавшаяся в истории человечества. Давно миновали времена Утрехтского и Венского договоров, когда аристократические государственные деятели и дипломаты – как победители, так и побежденные – собирались для вежливых и учтивых споров и, не ведая трескотни и разноголосицы демократии, могли перекраивать политические системы на основе принципов, разделявшихся всеми ими. Ныне руководителей обступали народы, десятки миллионов людей, доведенных до исступления страданиями и увлеченных различными доктринами, рассчитанными на массы. Они требовали, чтобы возмездие было осуществлено в полной мере. И горе руководителям, вознесенным ныне своим триумфом на головокружительные вершины, если за столом конференции они откажутся от того, что было завоевано солдатами на сотнях кровавых полей сражений!
Короче, Черчилль валит ПМВ и последовавшие глупости Версальского мира на зависимость демократически избираемых политиков от электората. Логично. Однако, там где он развивает эту мысль, в русском переводе пропущен целый абзац.
Экономические статьи договора были злобны и глупы до такой степени, что становились явно бессмысленными. Германия была принуждена к выплате баснословных репараций. В этом диктате нашли свое отражение гнев держав-победительниц, а также вера их народов, что побежденную страну или какое-либо сообщество людей можно обложить такой данью, которая способна возместить стоимость современной войны.

В действительности, однако, эти статьи не были выполнены. Напротив, в то время как общая сумма германских активов, захваченных странами-победительницами, составляла около одного миллиарда фунтов стерлингов, Германии было предоставлено несколько лет спустя, главным образом Соединенными Штатами и Великобританией, более полутора миллиардов фунтов, что дало ей возможность быстро ликвидировать разрушения, причиненные войной. Но так как эти по видимости великодушные действия все еще сопровождались механически повторяемыми воплями несчастного и озлобленного населения стран-победительниц и заверениями их правителей, что Германию заставят заплатить «все до последнего гроша», нечего было ожидать со стороны немцев благодарности или доброжелательности.
Вот между этими двумя абзацами в английском тексте есть еще один, который начинается с замечательной фразы, "Массы пребывали в полном невежестве относительно простейших фактов экономики, а их лидеры, будучи зависимыми от их голосов, не решались их разубедить", которая является логическим продолжением цитированной мной выше ругани в адрес масс и демократии. Полностью абзац можно прочитать здесь, например (стр. 8 вверху). Почему он был выброшен в русском тексте, тайна великая есть. Возможно, дело в том, что там упоминается "русский метод репараций" когда просто перли все, что можно?