January 5th, 2019

guard

"Пирожков не хватит на всех" (с)

Лучшие умы человечества чешут свои лучшие репы о причинах глобального взлета правого и националистического популизма. Пока я особых откровений не жду, особенно по эту сторону Атлантики, ибо люди вообще и американцы в особенности склонны к чрезмерной персонификации Зла: во всем виноваты Трамп, Путин и Гитлер. Но вот Ноа Миллман хотя бы умеет правильно задавать вопросы--что является необходимым, чтобы получить правильные ответы. Которые он, к сож., не дает, заканчивая свою короткую заметку тем же вопросом, который у него в заголовке; но он точен в своей последней фразе, что найти ответ на этот вопрос либеральные демократы обязаны найти, иначе их снесет мутным потоком. Хотя канешн забавно, что в списках стран, где торжествует правый популизм, никогда не фигурирует Украина.

Я не уверен, что нахождение правильного ответа спасет либеральных демократов, хотя и согласен с автором, что ответ найти надо. Попробую ему помочь, ибо, как человек простой, я нахожу ответ интуитивно.

Правый и националистический популизм побеждают там и тогда, где и когда доминантными настроениями становятся страх и жадность.

Я не обязательно вкладываю негативный смыл в эти термины. Еда, жилье и безопасность, это фундаментальные потребности человека. Вопрос, следовательно, в приоритетах, которые расставляются по ситуации. Если общество достаточно богато и безопасно, у людей возникает потребность поделиться со своим ближним, и торжествует либеральная демократия. Если нет, то "извини, дорогой ближний, своя рубашка ближе к телу, а ты мне не такой уж и ближний. И пусть какой-нибудь дядя или тетя со стальными яйцами обеспечат безопасность мою и моего благосостояния."

Следовательно, глобальное торжество правого популизма объясняется тем, что люди чувствуют угрозу своему благосостоянию и безопасности. А уж как либеральным демократам отсюда выпутываться, пусть они сами головы ломают. Хотя очевидно, что надо будет искать ответ на следующий вопрос, почему люди чувствуют угрозу своему благосостоянию и безопасности. Здесь я могу ошибаться, но мине сдается, что торжество либеральной демократии вообще было временным явлением, связанным с графиками Пикетти, то есть с расцветом индустриального мира после ВМВ, когда зарплаты догнали отдачу с капитала. А потом все встало на свои места и тут уже каждый хочет взять себе надел, завести кур и в нем сидеть, вопреки идеям евроинтеграции. Плюс засуха от глобального потепления, ненасытная потребность американцев в наркоте, которая губит Латинскую Америку, и еще много чего по списку.

Закончу этот сумбурный текст, назвав точку невозврата: 4 ноября 1995. Но тогда мы не заметили.