November 14th, 2021

guard

В Новостях Этого Часа

Отбомбились. "У нас только умные бомбы", ага. Не, я понимаю, почему Беллингкэт не бросился расследовать, у них узкая специализация. Я не понимаю, почему NYT все еще расследует подобные казусы. Неужто все ради этой фразы, "The battle at Baghuz represented the end of a nearly five-year United States-led campaign to defeat the Islamic State in Syria and was a foreign policy triumph for President Donald J. Trump"?

Ну вот еще это полезно почитать тем, кто видит мир глазами CNN, как rsokolov.
vg-1

Из Цыкла "Они Задолбали!"

Я 2-й том Эванса читал лет 15 назад, счас избранные места перечитываю с большим удовольствием. Напр, о приключениях музыкантов и композиторов в Третьем Райхе, и о любви Гитлера к музыке Вагнера:
Геббельса и прочую нацистскую верхушку любовь Гитлера к Вагнеру раздражала, тк они находили ее проявлением эксцентричности. По настоянию Гитлера, нюрнбергские съезды партии открывались гала-представлением Нюрнбергских Мейстерзингеров. В 1933-м Гитлер бесплатно выдал 1 тыс билетов партийцам, но по прибытию в свою ложу обнаружил, что театр пуст; высокие партийные чины предпочли рассредоточиться по многочисленным пивным города. Гитлер пришел в ярость и приказал отправить в город патрули для отлова прогульщиков, но даже это не смогло заполнить театр. На следующий год было ничуть не лучше. Получив строгий приказ явиться в оперу, многие высшие партийцы откровенно спали, просыпаясь лишь чтобы вполсилы поаплодировать в конце очередного акта. После этого Гитлер сдался и билеты стали свободно продаваться публике. Тем не менее, несмотря на отсутствие интереса к музыке Вагнера у всей нацистской верхушки за исключением самого Гитлера, в стране она играла из всех утюгов (как теперь говорят--прим. перев.).

Такое перенасыщение Вагнером стало, возможно, одной из причин снижения его популярности в Третьем Райхе. Так, если в сезоне 1932-3 в оперных театрах страны было 1,837 постановок опер Вагнера, то в сезоне 1938-9 только 1,327. Наоброт, число постановок Верди выросло с 1,265 до 1,405, а Пуччини с 762 до 1,013. И если в списке 15 самых популярных опер сезона 1932-3 во главе с "Кармен" было 4 оперы Вагнера на 3, 4, 5 и 6-м местах, то в аналогичном списке сезона 1938-9, возглавляемом теперь "Паяцами", была уже только одна, на 12-м месте.

Гитлер, как я читал в статье в журнале BBC Music, и сам в конце концов к Вагнеру охладел и после Сталинграда слушал только "Веселую Вдову".

Там у Эванса еще много занятного, напр как Пауль Хиндемит устроился вроде бы, но пал жертвой соперничества между Геббельсом и Розенбергом. Но если Хиндемита Розенберг и кучковавшиеся вокруг него критики сковырнули*, то об "Кармину Бурана" Карла Орффа они обломали зубы просто из-за ее феноменальной популярности. Или как музыку Беллы Бартока продолжали исполнять, несмотря на его авангардизм (за что запретили Альбана Берга и Макса Веберна) и антифашизм, т к он был венгром, представителем дружественной нации. Барток даже протестовал, что его не занесли в список "дегенератов", как Шёнберга и Кренека, но все было напрасно. Или как композитор Вернер Эгк подсуетился и стал писать оперы, в которых в роли злодеев фигурировали стереотипичные для пропаганды Третьего Райха евреи. Это так восхитило Гитлера, что он объявил Эгка наследником Вагнера, и это несмотря на тот факт, что в музыкальном плане Эгк, как и Карл Орфф, подражал авангардисту Стравинскому.

Последний тоже не попал под запрет, ибо авангардизм запрещался только немцам, чтобы не деградировали, и евреям (которым запрещалось все; напр даже оригинальный перевод либретто трех итальянских опер Моцарта на немецкий, сделанный евреем Германом Леви, заменили новым, сделанным истинным арийцем Зигфридом Айнхайзеном); авангардизм же тех, кто не был ни немцем, ни евреем отдавался на волю рынка. Поскольку популярность Стравинского была достаточно высока, композитор, будучи человеком меркантильным, даже добился у Министерства Пропаганды, чтобы ему в Париж переводили коммиссионные за каждый концерт его музыки.
______________________________________
*) Вместе с Хиндемитом пал и хваливший его музыкальный критик Ханс-Хайнц Штукеншмидт.